Околосмертный опыт и нейрофизиология. Отрывок из новой книги Александра Панчина

Blog Featured Image

Новая книга Александра Панчина «Защита от темных искусств: путеводитель по миру паранормальных явлений» (издательство Corpus, серия «Библиотека фонда „Эволюция“») вышла из типографии и скоро приедет ко всем, кто заказывал её на сайте издательства, и в магазины. Мы публикуем отрывок из второй главы книги «Инферналы — живые мертвецы» о нейрофизиологических основах околосмертного опыта и том, как небольшие нарушения в работе мозга способны вызвать искаженные представления о реальности.

Глава 2. Инферналы — живые мертвецы


Человеческий мозг работает далеко не идеально и иногда порождает разного рода ложные убеждения, от которых сложно избавиться. Значительные повреждения мозга влекут серьезные последствия, но и небольшие нарушения в его работе способны вызвать искаженные представления о реальности. Поэтому неудивительно, что самыми невероятными «воспоминаниями» и впечатлениями делятся люди, пережившие клиническую смерть.

Очень многие утверждают, что имели околосмертный опыт. Примерно половина мужчин и женщин, побывавших в этом необычном состоянии, описывают его как осознание собственной смерти. Чаще всего люди испытывают положительные эмоции и облегчение. Примерно треть вспоминает знаменитые видения «света в конце тоннеля», ставшие символом перехода к загробной жизни. Треть описывает встречу с почившими родственниками, призраками, ангелами или духами. Четверть говорит о пережитом выходе из собственного тела, чувстве парения, возможности взглянуть на себя со стороны [80]. В развитых странах, где шанс на успешную реанимацию в случае клинической смерти велик, несколько процентов населения испытали что-либо из перечисленного.

В 2011 году в журнале Trends in Cognitive Science вышла статья под названием «В околосмертном опыте нет ничего паранормального: как нейронаука объясняет яркий свет, встречу с мертвыми и убежденность в том, что вы один из них» [81]. Сразу отмечу, что столь необычные ощущения испытывают далеко не все, кто находится на волосок от смерти. Более того, половине людей, которые рассказывают о подобном, смерть на самом деле не угрожала. Так, околосмертный опыт может испытать больной диабетом при сильной нехватке сахара в крови или пациент, переживший несложную операцию под наркозом. Очень похожие ощущения возникают при кратковременной потере сознания, вызванной нарушением мозгового кровотока [82, 83].

Чем больше концентрация углекислого газа в крови пациента, переживающего клиническую смерть, тем выше вероятность, что он испытает околосмертный опыт [84]. В некоторых случаях околосмертный опыт может прийтись на REМ-фазу сна, когда мозг активно работает с воспоминаниями, что теоретически объясняет ощущение «прокрутки в голове образов прошлого» [81]. В некоторых дозах кетамин, используемый для наркоза, способен вызывать галлюцинации и чувство выхода из тела — характерные признаки околосмертного опыта. Однако существуют и другие возможные причины приобщения к потустороннему миру. В 2002 году в журнале Nature вышла статья, авторы которой изучали мозг больного эпилепсией [85]. Для лечения некоторых тяжелых форм этого заболевания требуется найти и разрушить очаг судорожной активности. В ходе операции врачи подвергают точечной электростимуляции различные участки мозга пациента и одновременно расспрашивают его об ощущениях, чтобы отслеживать, не задеты ли жизненно важные области.

При электростимуляции одного участка на стыке височной и теменной долей пациент заявил, что чувствует, как выходит из тела и видит себя со стороны. Этот эффект впоследствии удалось воссоздать и с другими больными эпилепсией[86]. Слабая электростимуляция вызывала ощущения, которые пациенты описывали как «проваливаюсь вглубь кровати», «падаю с высоты». При более сильной стимуляции они говорили: «Вижу себя сверху, лежащим на кровати, но только ноги и нижнюю часть туловища».

Мозг отслеживает положение нашего тела в пространстве, анализируя сигналы, поступающие от вестибулярного аппарата (органа равновесия) и остальных органов чувств, а также от специальных рецепторов в тканях, например в мышцах и суставах. Если адекватно обобщить всю эту информацию по тем или иным причинам мозгу не удается, у человека искажается восприятие, возникают различные иллюзии: он неправильно определяет положение своего тела относительно других объектов и неверно оценивает расстояние до них, может даже ощутить удвоение собственного тела.

Поясню это на наглядном примере. Если GPS- навигация в вашем телефоне работает неисправно, может произойти странное событие: вы выкладываете в социальные сети свежую фотографию из мавзолея, а телефон отмечает, что местоположение снимка — Каир. Происшедшее вполне поддается ошибочному объяснению: Ленина перевезли поближе к пирамидам. Разумеется, электронное устройство умеет предупреждать о сбоях в своей работе, но у мозга такая возможность, увы, не предусмотрена. Поэтому правильная зрительная информация и искаженное восприятие положения тела в пространстве просто объединяются мозгом в непротиворечивую картину: человек чувствует, что парит над собственным телом.

Известно, что в пространственной ориентации людей [87], обезьян [88] и грызунов [89] участвует еще и гиппокамп [90]. В этом отделе мозга, связанном в первую очередь с памятью, обнаружены так называемые нейроны места [91]. Они активируются, когда организм находится в определенной точке пространства, независимо от направления взгляда или движения. Нейрофизиолог Джон О’Киф, сделавший это открытие, в 2014 году получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине.

Ученый разделил награду с супругами Мозер, открывшими рядом с гиппокампом «нейроны решетки» [92]. Эти клетки активируются, когда организм пересекает узлы воображаемой координатной сетки в пространстве, состоящей из шестиугольников (гексагональной). Во время экспериментов крысы свободно бегали по комнате, а подключенный к их мозгу прибор фиксировал активность отдельных клеток. Затем ученые построили карту точек пространства, в которых «срабатывали» одиночные нейроны, — и увидели структуры, похожие на пчелиные соты.

Таким образом, некоторые нейроны в мозге задают своеобразную систему координат. Предполагается, что ча стичная утрата нейронов решетки приводит к нарушению ориентации в пространстве, как при болезни Альцгеймера[93]. Но сбои в этой системе не исключены и при клинической смерти. Если активируются, например, не те клетки, мы легко перепутаем свое местоположение.

Если бы во время околосмертного опыта «души» и вправду выходили из тела, сохраняя способность воспринимать зрительную информацию, и поднимались вверх, пациенты могли бы увидеть предметы, которые невозможно заметить, лежа на больничной койке. Однако в действительности люди, рассказывающие подобные истории, описывают, что видели, как заходила медсестра, или слышали гудение аппарата искусственного жизнеобеспечения. Но такие очевидные утверждения мало что доказывают. Эксперименты, когда в палатах реанимации на труднодоступных поверхностях специально раскладываются различные изображения, проводятся по сей день, но ни одна парящая душа их так до сих пор и не обнаружила [94].

О выходе души из тела стоит вспомнить еще одну известную историю. В начале XX века врач Дункан Макдугалл прославился заявлением, будто у души есть масса. Он взвешивал пациентов до и после смерти и обнаружил, что масса каждого уменьшалась на двадцать один грамм. Затем он провел подобные эксперименты с собаками — после смерти они весили столько же, как и при жизни. Макдугалл пришел к выводу, что у псов, в отличие от людей, души нет.

Приходят на ум слова персонажа из «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина:

Смотрел я однажды у пруда на лягушек... и был смущен диаволом. И начал себя бездельным обычаем спрашивать, точно ли один человек обладает душою, и нет ли таковой у гадов земных! И, взяв лягушку, исследовал. И по исследовании нашел: точно; душа есть и у лягушки, токмо малая видом и не бессмертная.

Разумеется, наблюдениям Макдугалла нашлись разумные, естественные объяснения: плохая точность измерительных приборов того времени, потеря пациентами влаги из-за потоотделения (кстати, в отличие от людей, собаки не потеют всем телом, что может объяснить их «бездушность»), игнорирование врачом ряда измерений, не подтверждающих его гипотезу. В его выводах усматривается еще одна неувязка, которую я обозначил в своей антиутопии «Апофения» [95]. Один из героев моей новеллы перед смертью рассуждал так:

Ученые доказали, что после смерти вес человека уменьшается. Примерно на 21 грамм. Это очень убедительное доказательство существования души! Но религия учит, что душа хорошего человека возносится на небо. Если душа имеет массу и отправляется на небо, значит, плотность души меньше, чем плотность воздуха. Но тогда, по закону Архимеда, вес тела после смерти должен увеличиваться, а не уменьшаться! Возьмем человека и поставим его на весы. Взвесим человека, а потом дадим ему в руки воздушный шар, наполненный гелием. Как изменится вес человека? Он уменьшится, ведь шар будет тянуть человека вверх. Достаточно большой шар может и вовсе поднять человека в небо. А если человек отпустит шар и тот улетит вверх? Вес человека увеличится. Вес человека уменьшится, только если он выпустит из рук что-нибудь тяжелое, что-нибудь, что устремится вниз. Например, отпустит свинцовую гирю. Но ни в одном опыте не получилось, чтобы вес тела человека вырос после его смерти! Означает ли это, что во всех опытах душа отправлялась вниз, в ад? Страшно подумать!

Если исхитриться, эту проблему можно обойти. Достаточно предположить, что душа находится в теле под давлением, как газ в баллончике, а после смерти человека расширяется. «Измерение плотности человеческой души» — интересная была бы тема потенциальной диссертации по теологии, хоть и странная.

Явление «света в конце тоннеля» тоже объяснимо. Пилоты военных самолетов регулярно тренируются выдерживать значительные перегрузки в особых центрифугах, и иногда у них возникает так называемое туннельное зрение, предшествующее кратковременной потере сознания. Во время перегрузки в головном мозге и сетчатке глаз возникает нехватка кислорода. Периферийное зрение к ней более чувствительно, чем центральное, поэтому отключается первым — и человек видит только светлый центральный участок пространства как бы сквозь черный тоннель.

Во время клинической смерти людям нередко мерещатся духи, призраки и монстры. Зрительные галлюцинации возникают при приступах эпилепсии, повреждениях областей мозга, связанных со зрением, некоторых нейродегенеративных заболеваниях, в частности при болезнях Альцгеймера и Паркинсона [96]. Получается, визуальные галлюцинации при кислородном голодании мозга не свидетельствуют о чем-то паранормальном. Кстати, электростимуляция области мозга, связанной с ощущением выхода из тела, иногда порождает впечатление, будто «кто-то стоит за спиной», часто принимаемое за контакт с духами [81].

Наконец, эйфория, которую описывают многие люди, пережившие околосмертный опыт, тоже научно обоснована. Когда человек испытывает страх или стресс, в его мозге происходит выброс эндорфинов и энкефалинов, оказывающих обезболивающее действие, схожее с эффектом морфина. Эволюционный смысл такого механизма понятен: боль не должна помешать спасению жизни. Если на вас напал тигр, нужно не плакать и страдать, а сражаться или бежать, и неважно, как сильно повреждено ваше тело. Смерть — еще какой стресс. И она страшна. Вот почему околосмертный опыт бывает приятным. По сходным причинам любители экстремальных видов спорта или ужастиков получают удовольствие от чувства опасности. Стоит добавить, что зачастую околосмертный опыт возникает у людей под наркозом, сказывающимся на работе нервной системы и тоже способным вызывать эйфорию.

Итак, свидетельства людей, переживших тревожный, странный, «мистический» опыт, отнюдь не доказывают существование чертей, призраков, ангелов, двойников или ходячих мертвецов. Подобные истории служат нам предостережением, что не всегда стоит доверять собственным ощущениям. Мы не видим мир таким, каков он есть на самом деле. Мы располагаем лишь его моделью, точной настолько, насколько позволяет наш мозг с его восемьюдесятью шестью миллиардами нейронов и триллионами связей между ними [97]. Возможности разума огромны, но не безграничны.

Литература: 

80. van Lommel P. et al.: Near-death experience in survivors of cardiac arrest: a prospective study in the Netherlands. Lancet 2001, 358 (9298): 2039–2045.

81. Mobbs D., Watt C.: There is nothing paranormal about near-death experiences: how neuroscience can explain seeing bright lights, meeting the dead, or being convinced you are one of them. Trends Cogn Sci 2011, 15 (10): 447–449.

82. Lempert T. et al.: Syncope and near-death experience. Lancet 1994, 344 (8925): 829–830.

83. Lempert T. et al.: Syncope: a videometric analysis of 56 episodes of transient cerebral hypoxia. Ann Neurol 1994, 36 (2): 233–237.

84. Klemenc-Ketis Z. et al.: The effect of carbon dioxide on near-death experiences in out-of-hospital cardiac arrest survivors: a prospective observational study. Crit Care 2010, 14 (2): R56.

85. Blanke O. et al.: Stimulating illusory own-body perceptions. Nature 2002, 419 (6904): 269–270.

86. Blanke O., Arzy S.: The out-of-body experience: disturbed selfprocessing at the temporo-parietal junction. Neuroscientist 2005, 11 (1): 16–24.

87. Ekstrom A. D. et al.: Cellular networks underlying human spatial navigation. Nature 2003, 425 (6954): 184–188.

88. Matsumura N. et al.: Spatial- and task-dependent neuronal responses during real and virtual translocation in the monkey hippocampal formation. J Neurosci 1999, 19 (6): 2381–2393.

89. O’Keefe J., Dostrovsky J.: The hippocampus as a spatial map. Preliminary evidence from unit activity in the freely-moving rat. Brain Res 1971, 34 (1): 171–175.

90. Burgess N., O’Keefe J.: Neural representations in human spatial memory. Trends Cogn Sci 2003, 7 (12): 517–519.

91. Hartley T. et al.: Space in the brain: how the hippocampal formation supports spatial cognition. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci 2014, 369 (1635): 20120510.

92. Hafting T. et al.: Microstructure of a spatial map in the entorhinal cortex. Nature 2005, 436 (7052): 801–806.

93. Kunz L. et al.: Reduced grid-cell-like representations in adults at genetic risk for Alzheimer’s disease. Science 2015, 350 (6259): 430–433. 361 список литературы и ресурсов интернета

94. Parnia S. et al.: AWARE-AWAreness during REsuscitation — a prospective study. Resuscitation 2014, 85 (12): 1799–1805.

95. Панчин А.: Апофения. 2014. www.smashwords.com/books/view/461313

96. Manford M., Andermann F.: Complex visual hallucinations. Clinical and neurobiological insights. Brain 1998, 121 (Pt 10): 1819–1840.

97. Azevedo F. A. et al.: Equal numbers of neuronal and nonneuronal cells make the human brain an isometrically scaled-up primate brain. J Comp Neurol 2009, 513 (5): 532–541



Новости по теме

28 мая 2018
Итоги весны



back to top